//Живопись Запада и живопись Востока

Живопись Запада и живопись Востока

Английский поэт Редьярд Киплинг в «Балладе о Западе и Востоке» сказал: «Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и им не сойтись никогда». И действительно, две цивилизации, долго развивавшиеся почти параллельно друг другу, фундаментально различаются во многом — в том числе, и в отношении к живописи.

Основой западной живописи является внешняя форма. В полотнах европейских мастеров Эпохи Возрождения возвеличивается тело и «Я» — основа европейской школы. На этой основе оттачивалось мастерство художников. Сюжеты из древнегреческого эпоса или библейские мотивы, сложные взаимоотношения между внутренним миром героем и внешней средой, борьба, преодоление — частые темы западной живописи, в которой плоть и дух, божественное и человеческое создают вечный конфликт и двойственность.

Западная цивилизация всегда испытывала недостаток целостности. Люди Запада прекрасно понимали, что тело смертно, и душа, лишаясь своей базы, оказывается на пороге пустоты. Пустота враждебна, от нее нужно бежать, пустоту нужно заполнить. И внешняя форма — попытка зацепиться за что-либо постоянное в бурном водовороте времени.

В восточной — о особенно в китайской живописи фундаментальным является понятие Дао. Описать его в точности невозможно. Это космическая энергия, скрепляющее все видимое и непроявленное, это принцип и путь мироздания, подчиняющий и объединяющий всё в этом мире.

Европейские мыслители доходили до этого принципа интеллектуально, но не пользовались им в полной мере. К примеру, Гёте (помните заклинание: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!«) сравнил истину с колокольным звоном, величественно плывущем в пространстве, который заполняет собою всё, и в то же время отсутствует в каждой его точке.

Китайское искусство можно назвать беспредметным — но не в том смысле, что оно существует вне объектов, а в том, что через объекты оно выявляет суть вещей, нечто неуловимое и в то же время предельно важное. Существует термин «бин шень» — пространство общего рождения, живая и наполненная энергией первооснова.

Мастер Хуан Тинцзянь сказал: «Сначала я не понимал сути живописи, но потом благодаря чань понял, что такое достижение без достижения, а постигая Путь, понял, что высший Путь — вне забот«.

Китайская живопись — форма медитации, когда медитирующий движется от своего «Я» к вселенской гармонии, и с помощью туши, кисти и бумаги передает это наивысшее состояние здесь и сейчас. Это искусство ритуально. Ещё Конфуций завещал «ритуал — исток порядка мира«. Таким образом, художник — проводник Дао. Все приготовления призваны очистить мастера от всех помех и омрачений и сделать его и его работу равными небу. Живопись Китая движется, минуя концепции, к самой сути состояния.

дракон и феникс

Как поразительно точно сформулировал Чэн Хэнло: «Западная живопись — это живопись взгляда; китайская живопись — живопись идеи«. Именно «живопись идеи» се-и, мы и преподаем на наших курсах китайской живописи в клубе «Две империи». И мы надеемся, что через занятия живописью наши ученики обретут единение с миром, почувствуют гармонию вселенной.

Вернемся к словам Киплинга:

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.

Мир изменился, и многие барьеры исчезли. И сам Китай в нынешних условиях испытывает значительные сложности с самоидентификацией. Остается лишь надеяться, что взаимообогащение культур будет происходить без конфликтов и катаклизмов. Тем более, что и у Запада, и у Востока есть, чему поучиться друг у друга.

2017-09-13T20:52:07+00:00 01.03.2016|Статьи|0 Комментариев

Оставить комментарий