//Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь провели концерт цитры цинь и флейты сяо

Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь провели концерт цитры цинь и флейты сяо

李凤云、王建欣举办琴箫音乐会 谈当下的“古琴热” [1]

Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь провели концерт цитры цинь и флейты сяо и поговорили о возросшем в последнее время интересе к гуциню

琴箫合奏自古以来就被认为是“绝配”,金庸在小说《笑傲江湖》中,让刘正风与曲阳因一曲《笑傲江湖》结为高义,令普通读者从文字中一窥古琴代表的文人情怀。“琴瑟和鸣”一向被作为夫妇情笃的象征。随着古琴入“非遗”,这一小众的乐器近年来再度走红,成为众人追捧的对象。

Совместная игра цитры цинь и флейты сяо издавна считается идеальным сочетанием. В романе «Улыбающийся гордый странник» Цзинь Юна, Лю Чжэнфэн и Цюй Ян подружились друг с другом благодаря музыкальной пьесе «Улыбающийся гордый странник», сыгранной на гуцине. Выражение «цинь и сэ в аккорде» («琴瑟和鸣» [2] [qín sè hé míng]) также символизирует искреннюю любовь супругов. После того, как гуцинь был внесен в список нематериального культурного наследия, данный узкоспециализированный музыкальный инструмент снова вызвал к себе интерес и становится все более попуряным.

Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь

李凤云与王建欣这两位音乐家既是“琴瑟和鸣”的夫妇,在音乐上,也是一个弹琴,一个吹箫,合作上演琴箫合奏。昨日,两位天津音乐学院教授踏足上海,于东方艺术中心举办了一场琴箫音乐会。演出之余,他们对当下的“古琴热”,也有一些看法。

Музыканты Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь не только супруги, о которых можно сказать «琴瑟和鸣», но и музыкальная пара. Жена Ли Фэнъюнь играет на цине, муж Ван Цзяньсинь играет на флейте сяо, они исполняют совместную игру цинь и сяо. Вчера два профессора Тяньцзиньской консерватории прибыли в Шанхай и организовали концерт цитры цинь и флейты сяо в Шанхайском центре восточного искусства. Во время исполнения они выразили свое мнение по поводу возросшего в последнее время интересу к гуциню.

以“夫妻档”出名

Дуэт «Муж и жена»

王建欣和李凤云家中并无艺术传承。1977年恢复高考,天津音乐学院附中恢复招生。王建欣考进附中初二,李凤云初三,却同在一个班上课,这成了两人缘分的开始。

У Ван Цзяньсиня и Ли Фэнъюнь нет семейной музыкальной традиции. В 1977 году вступительные экзамены в вуз восстановили, средняя школа Тяньцзиньской консерватории снова начала принимать учащихся. Ван Цзяньсинь поступил на второй курс, а Ли Фэнъюнь – на третий, но учились они в одной группе – так и сложилась их совместная судьба.

初中毕业后,两人考入天津音乐学院,师从吹弹大师陈重、金沙、董九儒,一个学琴,一个吹箫,对古乐的共同爱好成就了这对组合。李凤云后拜广陵琴派大师张子谦为师,亦因擅长打谱在琴界出名。

После окончания средней школы, оба они поступили в Тяньцзиньскую консерваторию и учились у мастеров Чэнь Чжунь, Цзинь Ша и Дун Цзюжу. Ли Фэнъюнь изучала цитру цинь, а Ван Цзяньсинь изучал флейту сяо, и общий интерес к китайской традицонной музыке привёл к сочетанию этой пары. Впоследствии Ли Фэнъюнь училась у мастера Чжан Цзыцянь, который является представителем школы цитры цинь «Гуанлин», и известна умением «打谱» [3] [dǎ pǔ] (чтение нот) .

直到1999年于北京音乐厅开琴箫合奏音乐会,二人的“夫妻档”身份才为人熟知。夫妻关系让他们的琴箫合奏比旁人更多出一份默契。张子谦认为王建欣有学琴的天分,要是认真学,可能还会超过李凤云,“所以他很懂琴,知道如何配合古琴演奏。”昨晚上演的琴箫合奏《颐真》,一徽至十三徽的泛音段落,对箫的吹奏要求很高,有些段落,箫必须吹出细如游丝之声,才不至盖过琴声,“他能做到我很放心,这是一种默契。”李凤云说。

После того, как они провели концерт цитры цинь и флейты сяо в Пекинском концертном зале в 1999 году, супруги стали известным музыкальным дуэтом «Муж и жена». Супружские отношения вносят в их совместную игру больше взаимопонимания, чем можно встретить у других дуэтов. Чжан Цзыцянь считает, что у Ван Цзяньсиня есть способности к гуциню, и если он серьёзно возмется за изучение, то наверняка сможет превзойти Ли Фэнъюнь. Чжан Цзыцянь говорит: «он хорошо знает цинь и знает как исполнять акомпанементы с гуцинем». Фрагменты гармонических звуков от «一徽[4]» (первый лад) до «十三徽» (тринадцатый лад) музыки «颐真» [yí zhēn], которую исполнили в форме совместной игры цитры цинь и флейты сяо вчера вечером, требуют высокого уровня исполнения флейты сяо. Для некоторых фрагментов флейта сяо должна звучать тонко как волосок, чтобы не перекрыть звук циня. «Я очень рада, что он может это исполнить, это настоящее взаимопонимание» говорит Ли Фэнъюнь.

向明师而非名师学习

Учиться у разумного учителя, а не у известного учителя

说到古琴,不可避免要谈到“古琴热”。现下人人都在调侃,学古琴已和开会馆、喝普洱、买iPhone一道,成为“新四大俗”。

Когда речь идёт о гуцине, нельзя не сказать об «энтузиазме к гуциню». Теперь подшучивают, что изучать гуцинь, открыть свое общество, пить пуэрский чай и покупать iPhone стали «новыми четырьмя обычаями».

2002年,为让古琴申报“人类口头和非物质文化遗产”,李凤云和王建欣曾在北京为联合国教科文组织的专家表演。次年,古琴成功入选世界非遗,古琴市场也跟着大热:但凡上了点年代的古琴,动辄拍得百万元高价;琴厂、琴馆、培训班如雨后春笋破土而出,学琴热潮随处可见。

В 2002 году для того, чтобы включить гуцинь в список устного и нематериального культурного наследия, Ли Фэнъюнь и Ван Цзяньсинь выступали для специалистов ЮНЕСКО. Через год гуцинь успешно вошёл во список нематериального культурного наследия мира, рынок гуциня соответственно тоже привлек большое внимание народа: те инструменты, которые имеют хотя бы небольшую историю, сразу продали на аукционе за миллионы юаней. Заводы по производству циней, общества циня и курсы обучения игре на цине стали появляться как молодой бамбук после дождя[5], везде наблюдается энтузиазм.

在王建欣看来,非遗只不过是古琴大热之路上杀出来的“催化剂”。距今三千年历史,古琴其实自古就是知音难觅。王建欣介绍,周代是古琴发展的鼎盛期,但在唐朝它已是小众器乐。白居易诗言“玉徽光彩灭,朱弦尘土生”,玉徽的光彩退尽,朱弦也落了一层灰土,早没人去弹奏它们,玉徽、朱弦在此皆指古琴。

С точки зрения Ван Цзяньсиня, вхождение гуциня во список нематериального культурного наслдеия представляет из себя «катализатор» для распространения интереса к гуциню. История гуциня началась три тысячи лет назад, но на самом деле в древности трудно было бы найти человека, который хорошо знал бы цинь. Согласно представлению Ван Цзяньсиня, династия Чжоу является расцветом развития гуциня, но при династии Тан гуцинь уже стал узкоспециализированным музыкальным инструментом. Как Бо Цзюйи пишет в стихах: «玉徽光彩灭,朱弦尘土生»[6], сияние яшмовой эмблемы уже потухло и на красных струнах только пыль, уже давно не было человека, который сыграл бы на них, здесь «玉徽»(яшмовая эмблема) и «朱弦»(красная струна) обозначают гуцинь.

古琴热也影响到了天津音乐学院。该院古琴初只有一名学生,现在本科和研究生 加起来有15个左右。学的人多,生源好,意味着考试时可选的人才也多了。1990年代,当人们感慨古琴后继无人时,李凤云从不悲观,对现在的热潮她也没有一般人士的警惕或反感,“一百个人里可能只有十几人真心热爱,部分人附庸而来,但这不是坏事。”

Распространение гуциня также произвело влияние на Тяньцзиньскую консерваторию. В начале в этой консерватории был только один студент, который изучал гуцинь, а теперь около 15 студентов, включая бакалавров, магистров и аспирантов. Большое поток учащихся означает, что в ходе экзаменов можно выбрать больше талантов. В 1990-ых годах, когда люди волновались из-за недостатка наследников гуциня, Ли Фэнъюнь никогда не падала духом. К популярности гуциня в текущее время она относится спокойно, без настороженности или отвращения. Как она говорит:«среди ста людей наверное только около десяти людей по-настоящему любят гуцинь, часть людей пристроились к этому из-за моды, но это не плохо».

对初学古琴之人,李凤云的建议是向“明师”,而不见得非要找“名师”学习。她至今记得有次开讲座,有家长向她“控诉”女儿学琴后“很不正常”,“每天回家都要换上汉服,面对古琴发呆。”李凤云希望学琴者要知道所托之人是否受过正规音乐教育、具备教学能力,学习热情不能被形式感带着跑偏。

Начинающим ученикам, Ли Фэнъюнь советует учиться у разумного учителя, не обязательно у известного. Она до сих пор помнит, что однажды на лекции был один человек, который пожаловался, что после того, как его дочь начала изучать цинь, она ведет себя ненормально, каждый день дома носит Ханьфу[7] (традиционный костюм ханьцев Китая) и столбенеет перед гуцинем. Ли Фэнъюнь хочет, чтобы ученики знали, есть ли у их учителя официальное музыкальное образование, есть ли у него способности к преподаванию, энтузиазм к обучению не должен только ограничиваться формой.

不少琴友找上李凤云时,苦恼没教材,只能从网上搜只言片语来学,“怎么会没教材?李祥霆和龚一都出过好教材,皇皇三十册《琴曲集成》也很容易买到,有人不看却标榜传统,尽搞焚香沐浴的形式。”

Некоторые собратья по циню пожаловались Ли Фэнъюнь на то, что они не могут найти учебники и им пришлось учиться по отдельным материалам в интернете. «Как это может быть? Ли Сянтин и Гун Иду издали хорошие учебники, также легко достать «Сборник песен циня» в 30 томах. Некоторые же не читают и только хвалят традицию, они, как будто жгут ладан и принимают душ[8], ценят лишь форму».

万元内的古琴足以入门

Для начала обучения достаточно гуциня, который стоит не больше десяти тысяч юаней

近年,古琴更受收藏家钟爱,贵者甚至炒至破亿元天价,而要价的斯坦威钢琴,也只不过百万元级别。如此现象,是否合理?

В последние годы гуцинь пользуется популярностью среди коллекционеров, самые дорогие могут стоить больше ста миллионов юаней, в то время как фортепиано «Стейнвей и Сыновья» обычно стоит около миллона юаней. Нормально ли такое явление?

在王建欣看来,现在古琴市场的混乱是一个愿打一个愿挨,“定多少钱都有人买。”

«Один хочет убить другого, а другой хочет быть убитым»[9], Ван Цзяньсинь так описывает рынок гуциня в настоящее время, «сколько бы гуцинь ни стоил, всегда будет спрос».

昨晚,李凤云用宋琴“梅梢月”弹了古琴曲《梅梢月》,该琴由藏者王世襄借由李凤云使用数年,身价数千万元。但像李凤云这般能在日常演奏中使用千年名琴的人,毕竟少之又少。李凤云建议,选琴首先要考虑性价比,会识音辨色之后再做更进一步的考量:四千元也可以买到木材较好、声音不差的琴,“真正懂琴的人未必会买几十万上百万的琴”。

Вчера вечером Ли Фэнъюнь воспользовалась гуцинем сунской эпохи, который называется «梅梢月» (Луна на вершине цветов сливы), и исполнила музыку «梅梢月» (Луна на вершине цветов сливы). Коллеционер Ван Шисян одожил данный гуцинь, который стоит десятки миллонов юаней, Ли Фэнъюнь в долгосрочное пользование. Но мало людей могут позволить себе гуцинь, который имеет тысячелетнюю историю, для обыденного исполнения как Ли Фэнъюнь. Ли Фэнъюнь предлагает, что при выборе гуциня сначала нужно учитывать соотношение цены и качества и не надо думать много, пока не научишься различать тембр. Как она говорит: «Даже за четыре тысячи юаней можно купить сделанный из качественного дерева гуцинь с неплохим тембром».

 

[1] http://www.yzgygq.com/newslist/C3Ia.html

[2] «琴瑟和鸣 [qín sè hé míng] – это чэнъюй, т.е. китайская идиома, которую дословно переводят как «цинь и сэ в аккорде». Данная идиома ещё имеет переносное значение и обозначает гармоническое супружеское отношение.

[3] «打谱» [dǎ pǔ] — это традиционный термин цитры цинь, который обозначает исполнять музыку по нотам для цитры цинь. В связи с тем, что в нотах только записываются место струны, место колков цитры цинь(徽位) и аппликатура, а нет чётких ритмов, скорости и отметки, исполнитель должен сам определять ритм, фразу и тон по своему уровню и опыту, данный процесс перевода нот называют «打谱».

[4] 徽 [huī]  – это колки гуциня, которые являются признаками гармонических звуков.

[5] «雨后春笋 [yǔ hòu chūn sǔn] – это чэнъюй, т.е. китайская идиома, которую дословно переводят как «молодой бамбук после дождя». Данная идиома означает быстрое развитие.

[6] Перевод «玉徽光彩灭,朱弦尘土生。» — это «сияние яшмовой эмблемы погаснуло, на красные струны пали пыли».

[7] 汉服 [hàn fú] — традиционный костюм ханьцев Китая. 

[8] 焚香沐浴 [fén xiāng mù yù] – это чэнъюй, т.е. китайская идиома, которую дословно переводят как «жечь ладан и принимать душ». Данная идиома обозначает высоко ценить форму.

[9] 一个愿打一个愿挨 [yī gè yuàn dǎ yī gè yuàn ái] – это китайская пословица, которая обозначает обоюдное согласие.

2018-09-09T14:22:37+00:00 06.09.2018|Музыка|0 Комментариев

Оставить комментарий